Израильские больницы не принимают медицинских туристов с 10.03.2020 и до новых распоряжений министерства здравоохранения Израиля. В случаях, когда требуется экстренное лечение для спасения жизни, министерская комиссия может предоставить специальное разрешение на въезд.


Интервью с проф. Ароном Поповцер: как COVID-19 повлиял на лечение рака

Поповцер

В данной серии статей мы публикуем интервью с проф. Ароном Поповцер – директором Института онкологии им. Шаретт в «Хадассе» (Иерусалим) - национальном центре по профилактике, лечению и исследованию рака.

Проф. Арон Поповцер закончил медицинскую школу «Хадасса» по специализации «Отоларингология», а затем – «Онкология» и «Pадиотерапия». Он продолжил свое обучение на врача в области рака головы и шеи в Мичиганском университете, специализировался в лечении радиоактивными имплантатами в Медицинском центре Бет Израэль в Нью-Йорке.

Проф. Поповцер – один из ведущих исследователей в области использования таргетного альфа-излучения в терапии рака кожи, ротовой полости, молочной железы и поджелудочной железы. До того, как возглавить институт им. Шаретт, проф. Поповцер 5 лет был заместителем руководителя онкологического института Медицинского центра им. Ицхака Рабина в Метах-Тикве.

Интервью проводил Беньямин Коэн, ведущий подкаста «Hadassah On Call».

Беньямин Коэн: В этом эпизоде мы побеседуем с проф. Ароном Поповцер о том, как коронавирус повлиял на лечение онкологических пациентов в «Хадассе». Проф. Поповцер, вы – новый директор Института онкологии им. Шаретт. Скажите пожалуйста, сколько онкологических больных институт принимает в год?

Д-р Арон Поповцер: Ежегодно мы принимаем около 3 500 новых пациентов. Это большая цифра.

Беньямин Коэн: На лечение в «Хадассу» может поступить любой? Я знаю, что многие приезжают из-за рубежа.

Д-р Арон Поповцер: Любой житель Израиля может обратиться в «Хадассу» и получить лучшее лечение в мире. Что касается пациентов из-за рубежа, до пандемии к нам приезжали многие, в основном, из Восточной Европы. Но сейчас, как вы знаете, туристов, в том числе медицинских, немного. Большинство пациентов сейчас – местные.

Беньямин Коэн: Пациенты с онкологией более уязвимы перед COVID-19?

Д-р Арон Поповцер: Исследования не говорят об этом напрямую. Последние данные говорят о том, что наличие онкологического диагноза не повышает шансы заболеть COVID-19. Мы полагаем, что более подвержены заражению пациенты со сниженным иммунитетом – например, во время химиотерапии.

В то же время некоторые исследования говорят об обратном. Но должен сказать, что у пациентов с раком заболевание не отличается каким-то особо тяжелым течением. Пока результаты исследований противоречивы. Но мы рекомендуем пациентам, проходящим онкотерапию, быть очень осторожными и избегать скоплений людей. Особенно во время химиотерапии.

Беньямин Коэн: Недавно я беседовал с врачом-репродуктологом «Хадассы». Он рассказал, что многим пациентам пришлось отложить лечение бесплодия, чтобы освободить больничные койки. Произошло ли что-то похожее с пациентами, которые проходили онкотерапию, приходилось ли переносить лечение из-за коронавируса?

Д-р Арон Поповцер: Давайте условимся, что мы говорим об обеих волнах – первой и второй. Во время первой волны была тотальная паника и пациенты первый месяц вообще не приходили в больницу. А потом, мне кажется, все вернулись к обычному ритму. Сейчас идет вторая волна, которая здесь, в Израиле, во многом оказалась хуже первой. К нам поступает больше людей, к сожалению, многие умирают. Я думаю, что все уже устали от COVID, и пациенты просто приходят в больницу, как обычно.

Но в случае с раком ситуация немного иная. На ранней стадии все зависит от диагноза, который ставит хирург, а не онколог. Сейчас по всему Израилю плановые операции переносятся на более позднее время. Это означает, что диагностика откладывается, и в следующие несколько месяцев у нас будет меньше диагностированных пациентов. К сожалению, диагноз им будет поставлен позднее.

Беньямин Коэн: Это не очень хорошо, поскольку означает более позднюю стадию.

Д-р Арон Поповцер: Да, это более поздняя стадия. Но если посмотреть на ситуацию, в начале было 100-200 тяжелых пациентов, а сейчас в реанимации по всей стране лежит 600 пациентов. Нам могут понадобиться койки и врачи. И это влияет на ситуацию. Но, насколько это в силах больницы, в работе онкологического центра все идет по плану, и все наши пациенты получают лечение вовремя.



Связанные новости

Все новости


Позвоните нам по одному из номеров

Россия 8(499) 609-53-40 Украина 0(800) 503-743 Израиль +9722 560-9534 Эл. почта info@hds.org.il